Ревность: когда она оправдана, а когда нет.

Откуда вообще берется ревность? Когда нужно ревновать, а когда «ерунда»? А с беспричинной ревностью что делать?

Беспричинной ревности вообще не бывает. Какие бы чувства вы ни испытывали — у них есть причина. Самый сложный вопрос: причина все-таки в партнере и в ваших отношениях с ним — или внутри вас? К сожалению, бывает, что и то, и другое.

Но давайте по порядку.

  1. Когда причина в партнере и отношениях

В каждой паре своя дистанция и свой этикет. Кто-то не встречается с друзьями противоположного пола наедине, считая это рискованным для сохранности пары. Кто-то встречается, но только на «нейтральной территории»: в кафе, на выставках или на концерте, — а вот в гости только вдвоем. В других парах допустим любой досуг в любом составе, и можно прийти с вечеринки под утро, главное — предупредить заранее. Кто-то считает флирт при наличии партнера неприемлемым, кто-то легализует флирт, но не допускает измену.

В общем-то, это сугубо личное дело пары. Важно только, чтобы никто из двоих не был при этом ущемлен, не соглашался на то, что ему не подходит, например, из страха потерять второго. А так бывает довольно часто. Соглашаться на то, что для вас недопустимо, не надо. И грош цена всем рассуждениям про мудрых мужчин или женщин (чаще женщин, конечно), которые прощают и терпят ради любви (семьи, детей). Потерпеть, может, и получится, но простить пренебрежение к себе — вряд ли.

Поэтому если ваш супруг заигрывает с кем-то у вас на глазах, или пишет фривольные комментарии в соцсети, или как-то иначе проявляет романтически / сексуально окрашенное внимание к другому человеку, а вас это ранит — это предмет для обсуждения. Чем скорее оно состоится, тем лучше.

 

Ранит в таких случаях невежливое поведение, неуважение к чувствам. Флиртовать с кем-то, заставляя мужа/жену терпеть унижение — нехорошо. Это транслирует ему или ей: «Мне плевать на твои чувства, я развлекаюсь, как хочу».

Все эти нюансы многие пары вообще не обсуждают заранее, до первых обид и ссор из-за ревности. Нет такой традиции: проговаривать правила. Максимум — сходятся, к примеру, на том, что измена неприемлема. Но что считать изменой? Например, поцелуй с другим человеком считается? Важно, чтобы вы знали свои искренние ответы на эти вопросы и услышали ответы партнера. И чтобы они совпали, либо вы обсудили их и пришли к общим договоренностям.

Еще есть не сексуально окрашенное внимание, а просто внимание. К которому нередко ревнуют не меньше. Например, когда без предупреждения отменяют совместные планы на выходные, потому что у мамы сломался компьютер или у друга — мотоцикл. Или когда ваш партнер вскакивает из-за стола, отвечая на телефонный звонок, и на полчаса прерывает ваш совместный ужин, потому что ему позвонил друг / подруга / мама и срочно нуждается во внимании. Опять же: если в этот момент вы бестрепетно забираетесь на диван с тарелкой и книжкой, потому что наконец можно почитать в тишине, а он пусть поболтает спокойно — то и отлично. Плохо, если вы весь день ждали этого ужина, чтобы поговорить с ним, а вам предпочли кого-то третьего.

В этом случае ранит понижение вашего приоритета. Вы считаете, что должны быть главнее кого-то по значимости — на том основании, что вы партнер или член семьи, а вам демонстрируют, что это не так. Здесь нет вероятности измены, но есть все тот же посыл партнеру: «Ты — не главный человек для меня, и наша совместность не стоит у меня на первом месте».

Это тоже нужно обсуждать. Допустимо ли сразу говорить другу / маме: «Не вопрос, завтра приеду и починю» — если у нас на завтра запланированы поход в кино и кафе? Не стоит ли сначала позвонить и обсудить со второй половиной? Или совместные планы вообще нарушаются лишь в крайних случаях, а визит с починкой нужно перенести на день-два? Можно ли прерывать семейный ужин, чтобы ответить на дружеский звонок? А на рабочий? А приглашать друзей без предупреждения?

Все это важные правила открытости / закрытости границ пары, которые должны быть обговорены и установлены.

Там, где представления о допустимом не сходятся, — увы, существование пары под большим вопросом. Как и в тех случаях, когда один из партнеров объясняет, что второму нельзя то, что можно ему (измену, флирт, или недельные отлучки в командировку).

  1. Когда причина в предшествующих травмах

То, что обычно называют «беспричинной» ревностью, — это ситуация, когда супруг внимателен к вам, не обижает, не нарушает договоренности, вы у него в приоритете — а вы при этом все равно мучаетесь подозрениями в измене или симпатии к другому / другой.

Это вроде бы более легкий случай — в том смысле, что супруг к вам нежен и внимателен (при условии, что это так, а не вы согласились сдвинуть границы своего комфорта и теперь уговариваете сами себя). И одновременно более тяжелый, потому что речь о каких-то незаживших ранах из прошлого. Может быть, оставленных в прошлых отношениях. Но чаще всего детских, конечно. А часто опять и то, и то: получив серьезные травмы в детстве, мы и первые отношения обычно строим неудачно.

Люди иногда сердятся и спрашивают: зачем копаться в прошлом, раз оно уже прошло? К чему это вспоминать? Во-первых, чтобы разложить заново кусочки пазла, черное к черному, а белое — к белому. Потому что ребенок действия родителей по отношению к нему трактует как проявления близости и любви. А их поведение в целом — как норму. Потому что это его мир, и другого он не знает. Родители близкие, значит то, как они со мной обращаются — это и есть близость. Родители самые важные для меня взрослые, значит то, как они себя ведут, — это и есть то, как поступает среднестатистический взрослый человек.

Но это далеко не всегда так. Возможно, папино поведение — не норма, а следствие самого настоящего алкоголизма. Что взрослые ответственные люди так себя в норме не ведут. Не валяются в прихожей, не заводят случайных любовниц, не пропадают на неделю. А мама, возможно, была воспитана своей жесткой матерью и сама толком не умела любить. Так что ее постоянные понукания, «сядь прямо и не горбись», «во что ты вырядилась» — это проявления не любви, а беспомощности и нарциссизма. И что любящие люди в норме не покидают друг друга на месяцы и годы, не орут, не бойкотируют и не прессуют. И то, что так поступали ваши родители, не означает, что это должно происходить снова и снова уже во взрослой жизни.

Ревнивые люди — это часто выросшие дети, у которых был обширный опыт покидания, разрыва эмоционально значимых контактов. И это у них в голове автоматически кодируется как «норма» близких отношений. Плохая такая, но норма. То, как бывает обычно.

Поэтому, когда у них во взрослой жизни завязываются прочные близкие отношения, они ждут этого обрыва. А один из самых вероятных сценариев, которые «подсовывает» культурный контекст, — это измена, увлечение любимого человека кем-то другим. И они ждут и мучительно пытаются как-то предохраниться от этой катастрофы. Тут культурный контекст снова услужливо подсовывает рецепты. Женщинам предписано заниматься внешностью, «следить за собой». «Чтобы не ушел к молодой». Мужчинам тоже желательно согнать животик, и обеспечивать «на уровне», и быть сильным, что бы это ни значило. Содержание рецептов зависит от социального и культурного бэкграунда, но все они примерно об одном: «Соответствуй такому-то идеалу, и это защитит тебя от потери».

Только все это не помогает ни капли. И, как очень скоро выясняется, не избавляет от ревности. Дорогая машина и накачанный пресс могут, конечно, капельку поднять уверенность в себе. Но никак не помогают отпустить тот опыт, когда тебя отвезли к бабушке «на выходные» и оставили у нее на два месяца, потому что родители поехали в другой город работать по распределению, или у мамы завелся друг сердца и она налаживала личную жизнь. И никак лицо, выглядящее на 10 лет моложе, не сотрет эмоциональную память о том, как папа почему-то не пришел домой с работы, а потом снова и снова, а все ходили с красными глазами и врали, что заболела тетя, и папа поживет у нее. И только спустя несколько месяцев наконец сказали, что папа уже не вернется.

Это описания физического разрыва контакта, а может быть еще разрыв только эмоциональный. Например, бойкот: родители за провинности не разговаривают. Днями или неделями. (Это ужасный опыт для ребенка любого возраста, если вы родитель — пожалуйста, никогда не делайте такого со своими детьми. Даже если они уже подростки. Даже если они очень сильно виноваты). Или отвержение, когда ребенку систематически транслируют, что он плохой, несносный, негодный, родителям с ним тяжко и плохо, они его с трудом терпят.

Здоровый ребенок с крепкой психикой, жизнеспособный, не сдается. Он начинает сражаться за мамину или папину любовь, пока они живы. А иногда даже за память о ней, когда уже нет. Он старается привлекать их внимание или успехами, или, наоборот, проблемами: чем хуже, тем лучше. Лишь бы контакт не разрывать. Пусть лучше орут или шлепают, чем игнорируют. Пусть бабушка расскажет им по телефону, как она со мной не справляется — может, тогда они вернутся. Или, напротив, я подниму планку достижений максимально высоко: отличник — это мало, хочу быть медалистом, чемпионом, все идеально выполнять с первого раза. А если не так, то и жить не стоит. Ребенок правда так чувствует, потому что родительская любовь для него действительно жизненно важна.

Годы идут, а привычка сражаться за любовь остается. Большинство людей ее уже не связывают с детским опытом, а как-то рационализируют. Конечно, надо сражаться, а то уйдет к другому или другой. Надо следить за собой, быть не хуже… Эта привычка часто побуждает выбирать партнеров, за чью любовь действительно приходится сражаться: с соперниками и соперницами, с водкой, с наркотиками, иногда с их родительской семьей или даже друзьями, которые оказываются в приоритете вместо вас.

 

И даже в том случае, когда человек живет в стабильных отношениях, и супруг вроде не собирается никуда от него уходить, предчувствие скорой катастрофы не дает расслабиться. А вдруг все-таки покинет?.. Вдруг выберет не меня?.. Не проверить ли его телефон или почту? Вдруг там ужасное? Не может же быть все хорошо? Без сарказма, в восприятии такого человека все действительно не может быть хорошо: весь опыт жизни говорит о том, что «хорошо» кончается, и лучше быть к этому готовым.

В опыте ревнивых людей часто очень много конкуренции, идей о том, что конкурировать обязательно нужно — а то проиграешь. Сражаясь за любовь родителей, они конкурировали с маминой работой, с папиным безразличием, с какими-то фантазиями из своей головы, которые в представлении пятилетки или десятилетки мешали папе с мамой их любить или вынудили покинуть. Некоторые родители вынуждают детей конкурировать с собой. Это нечестная игра заведомо без выигрыша для ребенка. Самые известные сценарии — мама, конкурирующая с девочкой за красоту и популярность, или папа, конкурирующий с сыном за успешность и компетентность. Но он не единственный: может быть и конкуренция «кросс-пол».

Ну и, разумеется, сравнения всех видов и мастей: «Лена аккуратная и нежная девочка, а ты опять залезла на крышу и порвала колготки», «Мишины родители им гордятся, он хорошо учится, а ты в дворники пойдешь». И так далее: сравнения с детьми родственников и подруг, с теми, у кого лучше оценки за контрольную и кого выбрали на конкурс чтецов. Ребенок это слышит как: «Если не будешь лучше, я буду любить Лену или Мишу вместо тебя. Ими буду восхищаться, а ты не достоин».

И тогда, влюбившись, вы автоматически начинаете конкурировать за избранника, даже если он не дает вам причины. Заранее боитесь проиграть кому-то, потому что вы привыкли, что любовь просто так не дают. На нее бешеный конкурс. Его надо выиграть. И начинается: «А я точно не уступаю его/ее коллегам по работе? Красивее той старой подруги по институту? Не хуже этого, которому она лайки все время ставит? А не надо ли промониторить их странички?».

Грустно то, что ревность и конкуренция нередко становятся привычным мотиватором. — Зато приду в спортивную форму! Зато научусь готовить!.. Но это токсичный, ядовитый двигатель прогресса: тогда, чтобы встать к плите, на беговую дорожку или получить MBA, вам нужно страдать снова и снова. От ревности. От подозрений, что ваш избранник найдет кого-то получше. И удовольствие от всех достижений оказывается испорчено. А поскольку красивых, умных и конкурентоспособных людей вокруг всегда найдется предостаточно, соревнование становится бесконечным. Приз все время удаляется.

Если вы подозреваете, что это ваш случай, будет полезно поразмышлять над такими вопросами:

  • Кто меня бросал в моей жизни? Откуда у меня такое острое предчувствие, что меня покинут?
  • Был ли в детстве кто-то важный, кто оставлял меня физически? (Уехал, умер, отдал родственникам «пожить», приходил с работы поздно ночью и уходил рано утром?)
  • А эмоционально?
  • Кто систематически говорил мне или давал понять, что со мной невыносимо, просто нельзя жить? («Ты такая грубая / такой неряха», «Таких не любят», «Я с тобой измучилась уже» и т.п.). Подтверждаются ли эти оценки сейчас, если посмотреть взрослым взглядом?
  • Похоже ли это на поведение моего супруга? Можно ли с ним это обсудить?

Если с этой темой трудно разобраться в одиночку, обратитесь за помощью к специалисту-психологу или человеку, которому вы доверяете и который вас скорее всего поддержит. Эта проблема заслуживает внимания и вдумчивой и серьезной проработки.

Добавить комментарий